четверг, 21 мая 2009 г.

Штопор.Том 3.Глава 17.

Том 3.
Женька.


Автор 72AG_Martefi.

Начало тут: http://72ag.blogspot.com/2009/04/blog-post_8972.html
Предыдущая часть тут: http://72ag.blogspot.com/2009/05/16.html

Я бреду по этим пыльным и таким негородским улочкам, мимо магазинчиков, на вывесках которых больше нет ивритских букв, мимо домиков и двориков, из которых следят за мной глаза – недоуменные, испуганные, насмешливые, ненавидящие. Все понимают, кто я. Никто не может понять, что я здесь делаю, почему я иду по их улицам спокойно, неторопливо, уверенно. Почему я не озираюсь, не ищу, как бы побыстрее отсюда выбраться. Почему периодически останавливаюсь и внимаетльно гляжу в их глаза.
У меня на голове – вязанная кипа. Она говорит им: «Это моя земля! Я не был здесь много лет, сейчас я вернулся. Я никому ее не отдам. Вы заняли мой дом, пока я был в отлучке. Вы захватчики. Вы должны уйти. Я не гоню вас прямо сейчас, если вам идти некуда, но я желаю, чтобы всем было понятно, кто хозяин этого дома. Я не уступлю, и уж конечно же, я не позволю никому резать меня как скот».


Да, так меня, видимо, никто не убьет. Побоятся. Я слишком в себе уверен, слишком пружиниста моя походка, слишком свободны и расслабленны конечности, я похож не на жертву, а на ловушку.
Наверное, надо как-то ссутулится, ужаться, прикинуться, что мне страшно, что я случайно здесь оказался. Давай, гнись, спина! Нет, противно. Я шел сюда, чтобы умереть в бою, а не быть покорно забитым. А где он, этот бой?


А тело вообще не желает умирать. Оно блюдет все старые рефлексы, оно нацелено на схватку, на победу, на выживание. Оно недовольно, что в нем сломленный дух. Оно впрыскивает в кровь адреналин, оно как бы зовет: пользуйтесь мной! Возьмите меня, кому надо! Я молодое, гибкое, тренированное! Мне нужен юноша с амбициями, а не отчаявшийся старик-отшельник, отправившийся к месту последнего успокоения!

А на дворе – теплый январский день, почти безветренный. Днем было совсем тепло, а сейчас под вечер температура упала градусов до 13. Сквозь сочную темную зелень тут и там выглядывали из садов желтые пятна апельсинов. Земля замерла, накапливая силу и свежесть, как розовощекая отроковица перед пробуждением. Еще месяц, и она потихоньку начнет просыпаться. Зазеленеют окрестные холмы, в лощинах между ними чья то рука расплескает красные пятна каких-то похожих на маки цветов.

Б-же мой, как, как она могла?! Как вообще такое могло произойти? Неужели это со мной? Не верю! Не может быть! Вот она стоит передо мной и совершенно спокойным голосом говорит.
- Ты знаешь, я тут была беременна...


- Была? Женька, что случилось? Мне нельзя было уезжать, нельзя было оставлять тебя! Как это произошло? Б-же мой, да что ж такое!
- Я сделала аборт.


- Что?!!!
Я застыл с открытым ртом. Я не верю своим ушам. Где я? В фильме ужасов? Кто передо мною??? Я трясу ее, я спрашиваю и пересправшиваю, она что-то объясняет.


Я в шоке. Я понимаю, что впервые в жизни мне нужен кто-то на стороне, - поговорить, обсудить, посоветоваться. До сих пор таких потребностей у меня не возникало – я всегда говорил с Женькой. Мы были одно. Теперь я беру ноту, но не слышу отзыва, мне не настроить унисон. Потому что Женька перестала быть моим камертоном. Что делать? Ведь никто ничего не поймет. «Что тут такого, – скажут мне, - у вас и так двое детей».

Сколько потребуется сил и времени, чтобы объяснить кому бы то ни было, что то отношения к браку, детям, родам, семье, которое существует здесь и сейчас – убийственно, уродливо? Чтобы человек понял, или нет, хотя бы примерно начал представлять себе наше к этому отношение, нужно провести его тем же путем, которым прошли мы. А как? Ему не зачитываться вместе с нами стихами Марии Шкапской (http://www.a-z.ru/women_cd1/html/preobrazh_3_1995_v.htm ):



О, тяготы блаженной искушенье,
Соблазн неодолимый зваться "мать"
И новой жизни новое биенье
Ежевечерне в теле ощущать.

По улице идти, как королева,
Гордясь своей двойной судьбой,
И твердо знать, что в день Господня гнева
С мечом не встанет Ангел над тобой.

И быть как зверь, как дикая волчица,
Неутоляемой в своей тоске лесной,
Когда придет пора отвоплотиться
И стать опять отдельной и одной.

Ему не пройти вместе с нами длинный путь от расхожего страха – а что это такое, дети, и с чем их едят? Через отметание всяких никому ненужных и трудоемких обыкновений – вроде глаженных пеленок, или детских кроваток – к радостной свободе естественной жизни, где дети –ничему не помеха, где их – раз, два – много, и где чем больше – тем легче и радостнее.

Мы родились и выросли в Совке. В Совке не рожали «детей», рожали «ребенка», при этом считали это великой жертвой на алтарь неизвестно чего, и по этому поводу ожидали от всех вокруг признания собственного героизма и его высокой оценки. Поначалу мы как все – боялись залететь. Опять-таки коварный квартирный вопрос всегда стоял весьма остро. А потом началась эволюция.

Началась с домашних родов, которые освободили нас от страха перед роддомом и его ужасами. И дальше потянулось по цепочке. И ведущей здесь была Женька, а я просто шел вслед за ней. Впрочем, так у нас с ней было почти всегда и во всем. Это она убедила меня в том, что аборт ничем не отличается от убийства. Единственное, о чем мы спорили, и чего я не мог принять, это ее убежденность, что родиться в любом случае лучше, чем не родиться, и что даже если ребенок будет уродом, лучше родить его и оставить в роддоме, чем сделать аборт.


И этот спор был отнюдь не чисто умозрительным. Собственно, он и стал причиной того, что мы начали рожать.



Читать далее http://72ag.blogspot.com/2009/05/18.html

Еще статьи на эту тему:



Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...