пятница, 29 мая 2009 г.

Штопор.Глава 21.

Автор 72AG_Martefi.

Начало тут: http://72ag.blogspot.com/2009/04/blog-post_8972.html
Предыдущая часть тут: http://72ag.blogspot.com/2009/05/20.html

Автобус из Иерусалима до Бар Илана идет 40 минут. Это если нет особых пробок. Но до автобуса надо еще дотопать. До маршрутки топать значительно ближе, а деньги – те же. Сегодня мне не удалось занять мое любимое место впереди, спасибо, что хотя бы у окна. Так приятно уткнуться лбом в холодное стекло и плыть в потоке собственного сознания под мелькание ущелий, долин, крутых склонов, и разбросанных по ним деревенек…
Интересно, а если попробовать поговорить с самой Женькой? Отвечать, конечно же будет существо, но Женька тоже будет там. И если я обращусь прямо к ней, она начнет трепыхаться. Хотя… Что это даст? Ведь это уже было. Много раз. Я попытался вспомнить наши с Женькой разговоры за последнее время.

Первый раз, когда Существо высказалось в открытую – был тот давний разговор про аборт. Почти год назад. Но и до того оно порой присутствовало незримо. Я припомнил пару случаев. А потом я вообще часто не понимал, что происходит, и кто передо мной. А вот вчера понял. Женьки больше нет – так о чем же говорить?
Есть о чем! Если я пойму, чего хочет существо, как надеется добиться своих целей, и самое главное – чего оно боится, возможно появится какой-то шанс. Мне, конечно же, не удастся спасти Женьку, хотя надеяться очень хочется… Как хочется хотя бы надеяться! Однако – надо быть честным с самим собой. Я не этого ищу. Я ищу разрешения своих сомнений. Я ищу понимания, как мне поступить. Уйти? Остаться? Утопить существо в тазике с мыльной водой?

Я вообще-то не думал ни о чем подобном, но с тех пор, как ощутил его страх, эта идея не выходит у меня из головы. Вот – еще одна альтернатива, еще один источник для сомнений. Эх, если бы где-нибудь нашелся бой, где нужно стоять насмерть. Я вспомнил Трумпельдора. «Хорошо умереть за нашу Страну» - dulce et decorum est pro patria mori – интересно, читал Трумпельдор Горация, или эти слова вложили в его уста «былинники речистые»? Нет, наверно все проще – такие чувства универсальны…
Эх мне бы сейчас – хоть про патриа, хоть про матриа… Хоть за что, лишь бы за что-то осмысленное… Короче – хочу смертный бой. И ведь что обидно, оно, конечно, дульче эт декорум, но умирать-то не хочется. Я уверен, что все эти герои жить хотели. Но жить им не выпало… А я вот жить не хочу, а тут, как на зло…

И я стал думать, в каком таком смертном бою мне бы хотелось умереть. Нет я бы не хотел оказаться на подводной лодке, и вообще – во флот я бы не пошел. Терпеть ненавижу задыхаться. Танки, это тоже не мое. Я их люблю, конечно, но однажды я залез в танк, с трудом скорчился на месте водителя, и приложил глаз к перископу. А кто-то в это время швырнул в танк камень, и танк загудел от удара по броне, а мне долбануло по ушам. Железный гроб! Гореть в таком… Брр!

Самая легкая смерть – пуля в затылок, когда не ждешь и не знаешь… Или взрыв… в общем – что-нибудь основательное и неожиданное. Но я и так не хочу тоже. Я хочу, чтобы смерть была легкой, но чтобы я о ней знал за несколько мгновений, чтобы подготовиться… Но чтобы она не была при этом пугающей… Например – прыгнуть с небоскреба не годится. Смерть будет легкой, есть достаточно времени, чтобы заглянуть ей в лицо, но лететь вниз будет страшно… Вряд ли удастся подумать о вечном. Вот если бы тоже самое но…


Вот! Нашел! Я бы хотел упасть вместе с самолетом. Видишь, что навстречу летит земля, знаешь, что это конец, но все так привычно, и так не страшно, нет этого парализующего холода, и успеваешь настроиться… А сама смерть будет мгновенной и легкой. Однако, авиакатастрофа мне не годится… Я не могу, когда меня везут, как груз. Это будет опять не то. А мне надо… Да, мне надо сидеть за штурвалом! Вот чего бы я хотел – смерти в воздушном бою! Причем не в современном – схлопочешь ракету, неизвестно, что и кому она оторвет, а вот самолет вроде истребителя второй мировой – в самый раз… Я вдруг увидел себя в таком истребителе – за самолетом тянется дымный шлейф, и он падает, а я не могу выпрыгнуть, и земля все ближе и ближе… И мне вдруг стало так покойно и радостно…
Черт, где бы угнать антикварный истребитель?

Я подхожу к ней, беру ее за руки. Главное – не показать отвращения, я напоминаю себе, что это тело самого любимого моего человека, что его просто временно нет дома. Она вздрагивает. Она не ожидала, что я к ней вот так прикоснусь.
- Женя, скажи мне, зачем?

- Что зачем? – глаза она отводит, вчерашний урок усвоен хорошо. А мы сегодня используем другое оружие – на данный момент – секретное, Существо о нем пока не знает. Оно думает, мне нужен глазной контакт. Не обязательно. Можно тактильный. Можно петь вместе, когда голосовые связки одинаково резонируют, вытягивая унисон, или терцию. Можно просто смешать ритм дыхания. В общем - любой резонанс подойдет.
На данный момент Существо выполняет очень хитрый маневр, перекидывая мяч на мою половину поля. Оно знает, что я не могу об этом говорить. Когда я первый раз попытался рассказать об этом постороннему человеку, у меня приключился спазм гортани, я долго заходился кашлем, и меня отпаивали водичкой. Я не могу ЭТОГО назвать словами.

Я поглаживаю ее запястье. Тактильный контакт разнится от символического прикосновения «здрасьте» до удара током. Главное – вложить ВСЮ душу в КАЖДУЮ клеточку кожи. Женька знала этот секрет. И, кажется, сумела уберечь от Существа это знание.
- Жень! Ты знаешь, что зачем. Ты знаешь, что я не могу этого назвать. Скажи мне. Зачем?

Я чуть-чуть тяну ее ладошку к себе, и она машинально поднимает на меня глаза. Есть! Контакт глаза в глаза! Оно опять попалось!
- Ну, я не знаю… Так получилось.

- Не знаешь?
- Нет…

- Так ты узнай. От этого очень многое зависит, знаешь ли…
Я давлю на эту слабую точку, которую нащупал вчера. Я чувствую, как в ее глубине пробуждается этот страх – что я что-то сделаю. Либо с собой, и тогда Женька может вырваться, либо с нею… А тут как раз в новостях с утра было про очередного сдвинутого, который пристрелил собственную жену, и немедленно застрелился сам. И мы слушали это сообщение вместе, и я глядел на Существо весьма выразительно, и ощущал его страх. И сейчас я знаю, что оно именно об этом выпуске новостей думает. И я пытаюсь показать, что я думаю о том же самом. Я пытаюсь влить мысль об этом выпуске новостей в стальные насмешливые блики в моих зрачках.
Существо отводит взгляд. Теперь оно должно что-то предпринять в свою защиту. Ну а мы будем посмотреть.

Еще статьи на эту тему:



Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...